17.12.2017
 
Главная
Главное меню
Главная
Презентации
Документы
Опыт
Обучение
Семейный доктор
Статьи
Интервью
Видео
Объявления
Партнеры
Центры ИМ
Контакты
Тематическая статья
В НАШЕЙ СТРАНЕ БЕСПЛАТНАЯ МЕДИЦИНА – ТОЛЬКО ДЛЯ БОГАТЫХ
 
Ссылки
Counter

ГРЯДЕТ ВЕК ХИМИЧЕСКИХ БОЛЕЗНЕЙ?


НОВЫЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ ВСКОРЕ МОГУТ ПРЕВРАТИТЬСЯ В ЭПИДЕМИИ.
Ольга СУРЖИК. Зеркало Недели
http://www.zerkalo-nedeli.com/nn/show/312/28619/ 


 
 До сих пор остаются не установленными причины массового заболевания токсикодермией жителей населенных пунктов Первомайского района Николаевской области. Медики предполагают в данной ситуации воздействие химических факторов. Тем более, что случаи подобных загадочных заболеваний, к сожалению, встречаются все чаще. Наверное, пришло время их классифицировать, чтобы не повторять былых ошибок и узнавать «монстра» наверняка. Некоторыми соображениями по этому поводу с корреспондентом «ЗН» поделился автор монографии «Черновицкая химическая болезнь: новое экологическое заболевание?» (Львов, 1998, соавтор — А.Сердюк), имеющий двадцатилетний опыт работы в области экологической патологии человека, директор Института клинической патологии Львовского государственного медицинского университета им. Данила Галицкого, чл.-корр. НАНУ и АМНУ, профессор Дмитрий ЗЕРБИНО. 
 — Загрязнение окружающей среды привело к возникновению новых острых и хронических болезней. Чем больше появляется новых ксенобиотиков (чужеродных для организма человека веществ. — Авт.) , тем чаще возникают новые заболевания. Возможно, XX столетие войдет в историю как «столетие-предупреждение»... Миру уже известна группа «японских» экологических болезней, стимулами которых стали метилртуть (болезнь Минамата), двуокись серы (Йоккаитская астма), соединения кадмия (болезнь итай-итай), полихлорированные фенилы (болезнь Юшо). Они описаны в моей книге, вышедшей еще в 1991 г. («Антропогенные экологические катастрофы»). 
 Химические болезни — новая огромная группа заболеваний, многие из которых еще неизвестны. Любые ксенобиотики, попадая в организм, могут включаться в обмен веществ и приводить к более или менее тяжелым последствиям. Пополняется группа болезней от лекарств, существует десяток «утвержденных» профессиональных болезней, но не больше. Отсутствует идеология первичной профилактики наиболее распространенных сосудистых и онкологических заболеваний, потому что нет поиска этиологии, выявления конкретных стимулов. Между тем, возрастает смертность, в том числе и молодых людей от этих заболеваний. 
 Экологическая патология человека может быть, во-первых, явная (заболевание) и, во-вторых, скрытая (когда воздействуют минимальные дозы каких-то химических элементов или их соединений, которые, накапливаясь в организме, вызывают определенную реакцию, но заболевания еще нет). Иными словами, есть явно выраженные химические болезни (такие, как в Черновцах и Болеславчике) и химическая патология, которая развивается у многих в связи с резкой химизацией окружающей среды, продуктов питания, профессиональных и бытовых воздействий и т. д. То есть на любом уровне современной жизни в организм могут попадать (аэрогенным или ингаляционным путем, с водой и пищей, а также проникать через кожу) химические вещества. По статистическим данным, ежегодно в мире вырабатывается несколько тысяч новых химических соединений, которые могут негативно воздействовать на здоровье человека. Таким образом, на мой взгляд, сейчас грядет век химических болезней, многие из которых нам неизвестны. 
 Опыт черновицкой эпидемии, которая неверно называлась «алопецией» и ограничивалась в популярных медицинских трактовках в основном выпадением волос (на самом деле заболевание имело три синдрома: респираторные изменения, алопецию, а позже психоневрологические изменения), показывает, что должные выводы и методические рекомендации не сделаны. 
 — Как в мировой практике решается вопрос диагностики химических заболеваний? 
 — На основании рекомендаций ВОЗ («Принципы изучения болезней предположительно химической этиологии и их профилактика» (ВОЗ, Гигиенические критерии состояния окружающей среды, 1990) нужно было бы подробнейшим образом изучить всю клинику заболеваний в Первомайском районе Николаевской области. Заболевшие дети сейчас помещены в санатории. Но работают ли там врачи соответствующей квалификации, которые бы могли подробно описать все варианты заболевания? Это помогло бы дифференцировать его от уже известных инфекционных болезней, полностью установить симптоматику и сразу же начать лечение всего заболевания. Думаю, что термин «токсикодермия» временный, потому что изменения наблюдаются не только на коже, но, по-видимому, в других органах. В связи с этим нужно искать название, которое бы обобщало все заболевание. 
 Считаю необходимым создать постоянно действующие стационарную и мобильную лаборатории по выявлению химических соединений в воде, почве, воздухе. Это могут сделать только специалисты, обладающие большим опытом таких исследований (клинические токсикологи, химики, физики, работающие в области медицинской экологии) и, конечно, имеющие соответствующую приборную базу. Сейчас, насколько мне известно, в некоторых отечественных институтах химического профиля есть современные атомно-абсорбционные спектрографы и другие приборы для химического анализа, которые могли бы помочь подробно исследовать волосы, выделения, кровь и, если необходимо, ликвор (спинномозговую жидкость) больных детей, а также состояние воды, воздуха, почвы и продуктов питания. Кстати, эти приборы очень редко применяются в медицине и биологии. Их используют в основном химики и специалисты по материаловедению. Между тем, в наш век повальной химизации наступило время более тщательным образом исследовать и изучать химические болезни. 
 И последний, организационный момент. Мне кажется, что методом наскока, приезда комиссий проблему не решить. Должны быть созданы мощные исследовательские группы, работающие не одну- две недели, а значительно дольше. Если же материалы нельзя обработать на месте, то они должны исследоваться в одном-двух учреждениях. Черновицкий опыт показал, что огромное количество материалов «ушли» в Киев, Москву, Ташкент и даже Канаду, Нидерланды и просто утеряны. Результаты анализа, как правило, не были получены или были получены в таком виде, который потом невозможно анализировать и синтезировать. Поэтому, конечно, необходимы координаторы — ученые, которые бы не пожалели ни времени, ни сил для того, чтобы полностью изучить это заболевание. 
 Естественно, для решения таких проблем необходимы и финансовые ресурсы. Но все же самое главное — найти людей, которые бы обладали знаниями, опытом и желанием заниматься этой проблемой. Опять-таки, опыт Черновцов показал, что чиновничий подход в подобных ситуациях приводит к плачевным результатам: работа, предписанная комиссиями, делается «от» и «до» и не выходит за рамки их рекомендаций. В данном случае нужны инициативные, увлеченные люди, знающие проблемы экологии человека. 
 — Дмитрий Деонисович, в вашей книге много внимания уделено возможным версиям эпидемии в Черновцах. 
 — Да, в книге перечислены несколько версий: биологические (бактериологическая и инфекционная), химические (о возможном влиянии питьевой воды или пищевого фактора, атмосферного воздуха, а также автотранспортная версия), физические (возможное влияние радиации и электромагнитных излучений) и военная. 
 — Но есть среди них и парадоксальная — криминогенная. Можно ли экстраполировать такое предположение и на случаи заболеваний в Николаевской области? 
 — Действительно, мною было высказано весьма сомнительное предположение о том, что, возможно, какое-то психически больное или акцентуированное лицо могло разлить (рассыпать) соединения талия по улицам г.Черновцы. Эта версия тем более может показаться допустимой, если изучить карту распространения эпидемии. Случаи болезни были зарегистрированы на некоторых улицах города. (В связи с этим существует также мнение о залповом выбросе химических соединений, содержащих талий одним из местных заводов).
 Что касается заболевания в Первомайском районе Николаевской области, то здесь я ничего утверждать не берусь, но, может быть, стоит над этим подумать. Возможно, здесь имело место неумышленное преступление. Если оправдает себя военная версия, связанная с гептилом и окислителем, можно говорить о преступлении со стороны тех, кто вскрыл шахты и обжигал кабель. 
 — Примечательно, что в отношении исследований источников обеих эпидемий фигурирует военная или ракетная версия. 
 — Такая версия существовала и относительно возникновения черновицкой химической болезни. Но сейчас известно, что ракетное топливо талий не содержит, как и других элементов, которые с ним сочетались (бора и алюминия). Что касается заболевания в Николаевской области, то военные токсикологи должны знать клинику и симптоматику влияния гептила на человека. 
 — Можно ли говорить в последнем случае о грамотно поставленном диагнозе? 
 — Диагноз — это совокупность всех симптомов. Он ставится после полного обследования. Симптом «алопеция» или «токсикодермия» — еще не диагноз. Или диагноз только одного симптома. 
  *** 
  В стремлении отыскать истину возникает ряд вопросов. На многие из них ученые пока не могут ответить. Где источники химических веществ, вызвавших заболевания? Как и в каком виде эти вещества попали с окружающую среду? Почему они подействовали именно так, а не иначе? В чем должны заключаться локальная и региональная профилактика химических заболеваний и экологических эпидемий, чтобы защитить нашу биосферу, тонкую «пленку жизни» от воздействия антропогенных ксенобиотиков? Как можно быстро вывести соединения химических элементов из организма? И, наконец, какими могут быть последствия химических заболеваний? 
 

 

 
< Пред.   След. >
ВНИМАНИЮ ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ ПАРТНЕРОВ
TO POTENTIAL PARTNERS!
ВНИМАНИЮ ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ КЛИЕНТОВ !
МОДЕЛЬНЫЙ РЯД АППАРАТОВ «КСК-БАРС»
THE RANGE OF DEVICES «SCS-BARS
МОДЕЛЬНЫЙ РЯД ПО МОДУЛЯМ - RU+ENG