16.07.2018
 
Главная
Главное меню
Главная
Презентации
Документы
Опыт
Обучение
Семейный доктор
Статьи
Интервью
Видео
Объявления
Партнеры
Центры ИМ
Контакты
Тематическая статья
БИОЭНЕРГЕТИКА И ЕЁ РОЛЬ В ПРОЦЕССАХ ФОРМИРОВАНИЯ
 
Ссылки
Counter

ВИРУС СТРАШНЕЕ АТОМНОЙ БОМБЫ


УКРАИНА НЕ ГОТОВА К ЗЛОУМЫШЛЕННОЙ АТАКЕ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СМЕРТЕЛЬНЫХ МИКРООРГАНИЗМОВ

 

 

Доктор биологических наук Николай Спивак предупреждает: то, как у нас неуклюже недавно боролись с угрозой природного, а не искусственного характера, свидетельствует о том, что страна вряд ли готова к противоборству и со злой волей гипотетических биотеррористов.
– Борьба с птичьим гриппом в Крыму продемонстрировала полную степень невежества. Это же надо, вместо того, чтобы, как предлагали вирусологи, позаботится о том, чтобы домашняя птица не могла контактировать с перелетными «гостями», осевшими в районе Сиваша, где для них имеется богатая кормовая база, завезли некую вакцину, истратив на нее миллионы. А когда она ничем не помогла, рьяно принялись дезинфицировать колеса машин, как будто на полуострове свирепствует ящур.
– И почему же не послушали вирусологов? Власти по-прежнему не очень доверяют людям науки?
– Может и так. А возможно, потому, что закупка дорогостоящей вакцины была очень выгодна определенному кругу людей...
Вообще-то, отправляясь на встречу с Николаем Яковлевичем, я собирался поговорить с ним о несколько других вещах. Был для этого и информационный повод. В конце минувшего года вместе с группой коллег Николай Спивак был удостоен Государственной премии Украины в области науки и техники. За какие достижения? А за те самые, что спасли жизнь многим людям. Профессор Спивак много лет посвятил изучению свойств интерферона. Этот удивительный антивирусный препарат был открыт английскими учеными еще в конце 50-х годов XX столетия. Однако довольно долго новинка интересовала медиков лишь теоретически. Николай Спивак и его коллеги, определив, что интерферон может активно влиять на иммунную систему человека, сделали все для того, чтобы препарат из научных лабораторий попал в больничные палаты и возвращал к жизни казалось бы безнадежных пациентов.
– Многие антибиотики, – говорит Николай Яковлевич, – могут, гася один пожар в организме, одновременно зажечь другой. Само их название – «антибиос» в переводе означает «против живого». Разумеется, они необходимы в экстремальных случаях, но как сильно они разрушают организм, медикам стало ясно только в последние годы.
Интерферон – лекарство, подаренное нам самой природой. Конечно, он не является панацеей от всех болезней, но помогает и не вредит. В то же время ученые с ужасом все чаще обнаруживают новые формы «антибиотикоустойчивых» микроорганизмов-мутантов, возникших в ходе бесконтрольного применения антибиотиков. Эти микробы представляют большую опасность, поскольку практически не поддаются воздействию лекарств...
– Вы говорите о микроорганизмах, полученных случайно в ходе не самого лучшего лечения. Но ведь существуют микробы в тысячи раз опаснее. И они вызваны к жизни злой волей ученых, создавших их для будущих биологических войн... Это как раз то оружие, которое может погубить весь мир значительно быстрее, чем сотни водородных бомб.
– Вы правы. Я бы сказал – к великому сожалению, правы. Проблема биотерроризма сегодня актуальна как никогда. И не в последнюю очередь потому, что ранее на нее многие политики и государственные деятели почти не обращали внимания. Между тем эта невидимая глазу опасность действительно страшна. После ядерного удара кто-нибудь может остаться в живых. Смертельные вирусы или микробы не пощадят никого.
– И при этом для производства ядерных боеголовок нужны огромные ресурсы и развитая индустрия, а для выведения смертельного штамма достаточно небольшой группы ученых. Мир осознал это? Он понимает, что подписанные под эгидой ООН конвенции о прекращении разработок биологического оружия практически не работают?
– Сегодня, думаю, международное сообщество это уже осознает. Но к пониманию мы пришли, проделав трудный путь. Легкомысленное отношение к серьезной проблеме можно объяснить и тем, что в XX веке, несмотря на разрушительнейшие мировые войны, биологическое оружие массово не применялось. И вовсе не из гуманных соображений. Просто правители воюющих стран понимали, что «политически неграмотный» микроб не различит, где свои, а где чужие...
– Были ли в истории локальные случаи применения биологического оружия?
– Да. «Добрые» колонизаторы в свое время продали индейцам одеяла, зараженные вирусом оспы. В результате многие люди погибли. Но у оставшихся в живых появился стойкий иммунитет против оспы, который передается генетически.
С помощью биооружия можно и, скажем, внести панику в общественную жизнь. В США в штате Орегон в городке накануне выборов мэра в десяти крупных ресторанах злоумышленники заразили заправку для салатов сальмонеллой.
– С целью сорвать выборы?
– Именно так. Бактерия не смертельна для человека, но на следующий день все взрослое население городка село на унитазы. Люди не пришли на избирательные участки, кроме тех, кто был предупрежден. И таким образом к власти пришел нужный злоумышленникам человек.
– Но это скорее курьез. Биотерроризм же может быть намного страшней.
– Несомненно. Группа российских ученых проранжировала известные инфекции с точки зрения вероятности их применения террористами. Учитывалась и опасность заболевания, и легкость его распространения, и множество других параметров. Получился своего рода «рейтинг смерти». В этом мрачном хит-параде первое место занимает вирус натуральной оспы. В свое время человечество сумело победить эту болезнь. И в этом самая большая опасность этого вируса. В 1980 году практически во всех странах была отменена вакцинация, было резко сокращено производство диагностических препаратов и средств лечения.
Коллекция вируса натуральной оспы по рекомендации ВОЗ надежно хранится в США и в России. Однако имеются сведения, что вирус есть еще в некоторых странах и может стихийно (а может, по чьей-то злой воле) выйти за пределы лабораторий. Если бы в США биотеррористы использовали бы не споры сибирской язвы, а вирус натуральной оспы, то последствия были бы катастрофическими.
Вслед за оспой в рейтинге орудий террора следует ее величество чума, которая в Средние века выкашивала миллионы людей.. Далее – уже «опробованная» сибирская язва, а также ботулизм, энцефалит, туляремия и лихорадка Q. В зоне наименьшего риска оказались бешенство, стафилококк, брюшной тиф и дифтерия. Замыкает список ВИЧ.
Но существующие (или существовавшие) в природе инфекции – это еще не самое страшное. Ученые предполагают, что уже в текущем десятилетии могут быть получены новые типы ужасающего оружия: бинарное биологическое оружие; сконструированные гены и живые формы (синтетические микроорганизмы); вирусы-невидимки; сконструированные болезни; генно-терапевтическое оружие...
«Биотерроризм сегодня – это не только бактерии и вирусы, которые провоцируют эпидемии. Любое научное достижение в области генной терапии может быть превращено в биооружие. Например, одним из способов лечения рака является блокирование патологического гена. Если эту же технологию использовать для блокировки жизненно важного гена, синтез белков в организме будет непоправимо нарушен. Теоретически возможно на генетическом уровне запускать любые механизмы самоуничтожения организма. При этом врага не удастся «схватить за руку» и бороться с ним будет чрезвычайно сложно», – говорится в материалах научной конференции, состоявшейся не так давно в России.
Американское правительство собрало исследователей и дало им задание разработать программу по борьбе с биотерроризмом. Она получила название bio-defense – биологическая защита. Разработка была выполнена авторитетнейшим Институтом имени Хопкинса. В этой работе принимали участие практически все ведущие ученые и специалисты мира. К сожалению, из Украины и, к слову, из России не было никого.
– Украина, в принципе, спокойная страна. Но все равно она не может отгородиться от мира, в котором бурлят конфликты. У нас есть какие-то организации, система биологической защиты?
– Увы, специальных структур у нас пока нет. Есть МинЧС. Вместе с Минздравом оно могло бы привлечь к работе над программами защиты от биотерроризма ученых. Кадры у нас есть, но нужно поставить задачу и профинансировать работу. А повод, к сожалению, есть и у нас. Например, вспышки сибирской язвы среди животных в Украине не так уж редки. Правда, к счастью, это следствие не терроризма, а вымывания почвы старых скотомогильников, в которых эта опасная инфекция может сохраняться долгие годы.
Но вы правильно заметили, Украина не отделена от внешнего мира каменной стеной. И нам нужно быть готовыми ко всяким непредвиденным ситуациям.
– Можно только себе представить, что было бы, если бы, не дай Бог, в наше метро запустили какой-нибудь газ или инфекцию!
– Не хотелось бы никого пугать. Будем надеяться, что такого не случится. Но готовыми нужно быть к любым неожиданностям. Россия уже это поняла. И россиян научила война в Чечне, чреватая многими бедами, – и биотерроризмом в том числе. Нельзя ведь исключить появления террористов-смертников, которых могут заразить страшной инфекцией и выпустить «погулять» на стадионах, в супермаркетах, концертных залах. Последствия таких биоатак даже предвидеть сложно...
Впрочем, и панику сеять – не наша задача. А она в том, чтобы Украина была защищена от биотерроризма. Нужен особый закон о биобезопасности, нужна разработка конкретных программ, в том числе международных, участие в предотвращении случаев биотерроризма, обучение специалистов. Время для этого пока еще есть.  

Доктор биологических наук Николай Спивак предупреждает: то, как у нас неуклюже недавно боролись с угрозой природного, а не искусственного характера, свидетельствует о том, что страна вряд ли готова к противоборству и со злой волей гипотетических биотеррористов.– Борьба с птичьим гриппом в Крыму продемонстрировала полную степень невежества. Это же надо, вместо того, чтобы, как предлагали вирусологи, позаботится о том, чтобы домашняя птица не могла контактировать с перелетными «гостями», осевшими в районе Сиваша, где для них имеется богатая кормовая база, завезли некую вакцину, истратив на нее миллионы. А когда она ничем не помогла, рьяно принялись дезинфицировать колеса машин, как будто на полуострове свирепствует ящур.– И почему же не послушали вирусологов? Власти по-прежнему не очень доверяют людям науки?– Может и так. А возможно, потому, что закупка дорогостоящей вакцины была очень выгодна определенному кругу людей...Вообще-то, отправляясь на встречу с Николаем Яковлевичем, я собирался поговорить с ним о несколько других вещах. Был для этого и информационный повод. В конце минувшего года вместе с группой коллег Николай Спивак был удостоен Государственной премии Украины в области науки и техники. За какие достижения? А за те самые, что спасли жизнь многим людям. Профессор Спивак много лет посвятил изучению свойств интерферона. Этот удивительный антивирусный препарат был открыт английскими учеными еще в конце 50-х годов XX столетия. Однако довольно долго новинка интересовала медиков лишь теоретически. Николай Спивак и его коллеги, определив, что интерферон может активно влиять на иммунную систему человека, сделали все для того, чтобы препарат из научных лабораторий попал в больничные палаты и возвращал к жизни казалось бы безнадежных пациентов.– Многие антибиотики, – говорит Николай Яковлевич, – могут, гася один пожар в организме, одновременно зажечь другой. Само их название – «антибиос» в переводе означает «против живого». Разумеется, они необходимы в экстремальных случаях, но как сильно они разрушают организм, медикам стало ясно только в последние годы.Интерферон – лекарство, подаренное нам самой природой. Конечно, он не является панацеей от всех болезней, но помогает и не вредит. В то же время ученые с ужасом все чаще обнаруживают новые формы «антибиотикоустойчивых» микроорганизмов-мутантов, возникших в ходе бесконтрольного применения антибиотиков. Эти микробы представляют большую опасность, поскольку практически не поддаются воздействию лекарств...– Вы говорите о микроорганизмах, полученных случайно в ходе не самого лучшего лечения. Но ведь существуют микробы в тысячи раз опаснее. И они вызваны к жизни злой волей ученых, создавших их для будущих биологических войн... Это как раз то оружие, которое может погубить весь мир значительно быстрее, чем сотни водородных бомб.– Вы правы. Я бы сказал – к великому сожалению, правы. Проблема биотерроризма сегодня актуальна как никогда. И не в последнюю очередь потому, что ранее на нее многие политики и государственные деятели почти не обращали внимания. Между тем эта невидимая глазу опасность действительно страшна. После ядерного удара кто-нибудь может остаться в живых. Смертельные вирусы или микробы не пощадят никого.– И при этом для производства ядерных боеголовок нужны огромные ресурсы и развитая индустрия, а для выведения смертельного штамма достаточно небольшой группы ученых. Мир осознал это? Он понимает, что подписанные под эгидой ООН конвенции о прекращении разработок биологического оружия практически не работают?– Сегодня, думаю, международное сообщество это уже осознает. Но к пониманию мы пришли, проделав трудный путь. Легкомысленное отношение к серьезной проблеме можно объяснить и тем, что в XX веке, несмотря на разрушительнейшие мировые войны, биологическое оружие массово не применялось. И вовсе не из гуманных соображений. Просто правители воюющих стран понимали, что «политически неграмотный» микроб не различит, где свои, а где чужие...– Были ли в истории локальные случаи применения биологического оружия?– Да. «Добрые» колонизаторы в свое время продали индейцам одеяла, зараженные вирусом оспы. В результате многие люди погибли. Но у оставшихся в живых появился стойкий иммунитет против оспы, который передается генетически.С помощью биооружия можно и, скажем, внести панику в общественную жизнь. В США в штате Орегон в городке накануне выборов мэра в десяти крупных ресторанах злоумышленники заразили заправку для салатов сальмонеллой.– С целью сорвать выборы?– Именно так. Бактерия не смертельна для человека, но на следующий день все взрослое население городка село на унитазы. Люди не пришли на избирательные участки, кроме тех, кто был предупрежден. И таким образом к власти пришел нужный злоумышленникам человек. – Но это скорее курьез. Биотерроризм же может быть намного страшней.– Несомненно. Группа российских ученых проранжировала известные инфекции с точки зрения вероятности их применения террористами. Учитывалась и опасность заболевания, и легкость его распространения, и множество других параметров. Получился своего рода «рейтинг смерти». В этом мрачном хит-параде первое место занимает вирус натуральной оспы. В свое время человечество сумело победить эту болезнь. И в этом самая большая опасность этого вируса. В 1980 году практически во всех странах была отменена вакцинация, было резко сокращено производство диагностических препаратов и средств лечения.Коллекция вируса натуральной оспы по рекомендации ВОЗ надежно хранится в США и в России. Однако имеются сведения, что вирус есть еще в некоторых странах и может стихийно (а может, по чьей-то злой воле) выйти за пределы лабораторий. Если бы в США биотеррористы использовали бы не споры сибирской язвы, а вирус натуральной оспы, то последствия были бы катастрофическими.Вслед за оспой в рейтинге орудий террора следует ее величество чума, которая в Средние века выкашивала миллионы людей.. Далее – уже «опробованная» сибирская язва, а также ботулизм, энцефалит, туляремия и лихорадка Q. В зоне наименьшего риска оказались бешенство, стафилококк, брюшной тиф и дифтерия. Замыкает список ВИЧ.Но существующие (или существовавшие) в природе инфекции – это еще не самое страшное. Ученые предполагают, что уже в текущем десятилетии могут быть получены новые типы ужасающего оружия: бинарное биологическое оружие; сконструированные гены и живые формы (синтетические микроорганизмы); вирусы-невидимки; сконструированные болезни; генно-терапевтическое оружие...«Биотерроризм сегодня – это не только бактерии и вирусы, которые провоцируют эпидемии. Любое научное достижение в области генной терапии может быть превращено в биооружие. Например, одним из способов лечения рака является блокирование патологического гена. Если эту же технологию использовать для блокировки жизненно важного гена, синтез белков в организме будет непоправимо нарушен. Теоретически возможно на генетическом уровне запускать любые механизмы самоуничтожения организма. При этом врага не удастся «схватить за руку» и бороться с ним будет чрезвычайно сложно», – говорится в материалах научной конференции, состоявшейся не так давно в России.Американское правительство собрало исследователей и дало им задание разработать программу по борьбе с биотерроризмом. Она получила название bio-defense – биологическая защита. Разработка была выполнена авторитетнейшим Институтом имени Хопкинса. В этой работе принимали участие практически все ведущие ученые и специалисты мира. К сожалению, из Украины и, к слову, из России не было никого.– Украина, в принципе, спокойная страна. Но все равно она не может отгородиться от мира, в котором бурлят конфликты. У нас есть какие-то организации, система биологической защиты?– Увы, специальных структур у нас пока нет. Есть МинЧС. Вместе с Минздравом оно могло бы привлечь к работе над программами защиты от биотерроризма ученых. Кадры у нас есть, но нужно поставить задачу и профинансировать работу. А повод, к сожалению, есть и у нас. Например, вспышки сибирской язвы среди животных в Украине не так уж редки. Правда, к счастью, это следствие не терроризма, а вымывания почвы старых скотомогильников, в которых эта опасная инфекция может сохраняться долгие годы.Но вы правильно заметили, Украина не отделена от внешнего мира каменной стеной. И нам нужно быть готовыми ко всяким непредвиденным ситуациям.– Можно только себе представить, что было бы, если бы, не дай Бог, в наше метро запустили какой-нибудь газ или инфекцию!– Не хотелось бы никого пугать. Будем надеяться, что такого не случится. Но готовыми нужно быть к любым неожиданностям. Россия уже это поняла. И россиян научила война в Чечне, чреватая многими бедами, – и биотерроризмом в том числе. Нельзя ведь исключить появления террористов-смертников, которых могут заразить страшной инфекцией и выпустить «погулять» на стадионах, в супермаркетах, концертных залах. Последствия таких биоатак даже предвидеть сложно...Впрочем, и панику сеять – не наша задача. А она в том, чтобы Украина была защищена от биотерроризма. Нужен особый закон о биобезопасности, нужна разработка конкретных программ, в том числе международных, участие в предотвращении случаев биотерроризма, обучение специалистов. Время для этого пока еще есть.

Доктор биологических наук Николай Спивак предупреждает: то, как у нас неуклюже недавно боролись с угрозой природного, а не искусственного характера, свидетельствует о том, что страна вряд ли готова к противоборству и со злой волей гипотетических биотеррористов.– Борьба с птичьим гриппом в Крыму продемонстрировала полную степень невежества. Это же надо, вместо того, чтобы, как предлагали вирусологи, позаботится о том, чтобы домашняя птица не могла контактировать с перелетными «гостями», осевшими в районе Сиваша, где для них имеется богатая кормовая база, завезли некую вакцину, истратив на нее миллионы. А когда она ничем не помогла, рьяно принялись дезинфицировать колеса машин, как будто на полуострове свирепствует ящур.– И почему же не послушали вирусологов? Власти по-прежнему не очень доверяют людям науки?– Может и так. А возможно, потому, что закупка дорогостоящей вакцины была очень выгодна определенному кругу людей...Вообще-то, отправляясь на встречу с Николаем Яковлевичем, я собирался поговорить с ним о несколько других вещах. Был для этого и информационный повод. В конце минувшего года вместе с группой коллег Николай Спивак был удостоен Государственной премии Украины в области науки и техники. За какие достижения? А за те самые, что спасли жизнь многим людям. Профессор Спивак много лет посвятил изучению свойств интерферона. Этот удивительный антивирусный препарат был открыт английскими учеными еще в конце 50-х годов XX столетия. Однако довольно долго новинка интересовала медиков лишь теоретически. Николай Спивак и его коллеги, определив, что интерферон может активно влиять на иммунную систему человека, сделали все для того, чтобы препарат из научных лабораторий попал в больничные палаты и возвращал к жизни казалось бы безнадежных пациентов.– Многие антибиотики, – говорит Николай Яковлевич, – могут, гася один пожар в организме, одновременно зажечь другой. Само их название – «антибиос» в переводе означает «против живого». Разумеется, они необходимы в экстремальных случаях, но как сильно они разрушают организм, медикам стало ясно только в последние годы.Интерферон – лекарство, подаренное нам самой природой. Конечно, он не является панацеей от всех болезней, но помогает и не вредит. В то же время ученые с ужасом все чаще обнаруживают новые формы «антибиотикоустойчивых» микроорганизмов-мутантов, возникших в ходе бесконтрольного применения антибиотиков. Эти микробы представляют большую опасность, поскольку практически не поддаются воздействию лекарств...– Вы говорите о микроорганизмах, полученных случайно в ходе не самого лучшего лечения. Но ведь существуют микробы в тысячи раз опаснее. И они вызваны к жизни злой волей ученых, создавших их для будущих биологических войн... Это как раз то оружие, которое может погубить весь мир значительно быстрее, чем сотни водородных бомб.– Вы правы. Я бы сказал – к великому сожалению, правы. Проблема биотерроризма сегодня актуальна как никогда. И не в последнюю очередь потому, что ранее на нее многие политики и государственные деятели почти не обращали внимания. Между тем эта невидимая глазу опасность действительно страшна. После ядерного удара кто-нибудь может остаться в живых. Смертельные вирусы или микробы не пощадят никого.– И при этом для производства ядерных боеголовок нужны огромные ресурсы и развитая индустрия, а для выведения смертельного штамма достаточно небольшой группы ученых. Мир осознал это? Он понимает, что подписанные под эгидой ООН конвенции о прекращении разработок биологического оружия практически не работают?– Сегодня, думаю, международное сообщество это уже осознает. Но к пониманию мы пришли, проделав трудный путь. Легкомысленное отношение к серьезной проблеме можно объяснить и тем, что в XX веке, несмотря на разрушительнейшие мировые войны, биологическое оружие массово не применялось. И вовсе не из гуманных соображений. Просто правители воюющих стран понимали, что «политически неграмотный» микроб не различит, где свои, а где чужие...– Были ли в истории локальные случаи применения биологического оружия?– Да. «Добрые» колонизаторы в свое время продали индейцам одеяла, зараженные вирусом оспы. В результате многие люди погибли. Но у оставшихся в живых появился стойкий иммунитет против оспы, который передается генетически.С помощью биооружия можно и, скажем, внести панику в общественную жизнь. В США в штате Орегон в городке накануне выборов мэра в десяти крупных ресторанах злоумышленники заразили заправку для салатов сальмонеллой.– С целью сорвать выборы?– Именно так. Бактерия не смертельна для человека, но на следующий день все взрослое население городка село на унитазы. Люди не пришли на избирательные участки, кроме тех, кто был предупрежден. И таким образом к власти пришел нужный злоумышленникам человек. – Но это скорее курьез. Биотерроризм же может быть намного страшней.– Несомненно. Группа российских ученых проранжировала известные инфекции с точки зрения вероятности их применения террористами. Учитывалась и опасность заболевания, и легкость его распространения, и множество других параметров. Получился своего рода «рейтинг смерти». В этом мрачном хит-параде первое место занимает вирус натуральной оспы. В свое время человечество сумело победить эту болезнь. И в этом самая большая опасность этого вируса. В 1980 году практически во всех странах была отменена вакцинация, было резко сокращено производство диагностических препаратов и средств лечения.Коллекция вируса натуральной оспы по рекомендации ВОЗ надежно хранится в США и в России. Однако имеются сведения, что вирус есть еще в некоторых странах и может стихийно (а может, по чьей-то злой воле) выйти за пределы лабораторий. Если бы в США биотеррористы использовали бы не споры сибирской язвы, а вирус натуральной оспы, то последствия были бы катастрофическими.Вслед за оспой в рейтинге орудий террора следует ее величество чума, которая в Средние века выкашивала миллионы людей.. Далее – уже «опробованная» сибирская язва, а также ботулизм, энцефалит, туляремия и лихорадка Q. В зоне наименьшего риска оказались бешенство, стафилококк, брюшной тиф и дифтерия. Замыкает список ВИЧ.Но существующие (или существовавшие) в природе инфекции – это еще не самое страшное. Ученые предполагают, что уже в текущем десятилетии могут быть получены новые типы ужасающего оружия: бинарное биологическое оружие; сконструированные гены и живые формы (синтетические микроорганизмы); вирусы-невидимки; сконструированные болезни; генно-терапевтическое оружие...«Биотерроризм сегодня – это не только бактерии и вирусы, которые провоцируют эпидемии. Любое научное достижение в области генной терапии может быть превращено в биооружие. Например, одним из способов лечения рака является блокирование патологического гена. Если эту же технологию использовать для блокировки жизненно важного гена, синтез белков в организме будет непоправимо нарушен. Теоретически возможно на генетическом уровне запускать любые механизмы самоуничтожения организма. При этом врага не удастся «схватить за руку» и бороться с ним будет чрезвычайно сложно», – говорится в материалах научной конференции, состоявшейся не так давно в России.Американское правительство собрало исследователей и дало им задание разработать программу по борьбе с биотерроризмом. Она получила название bio-defense – биологическая защита. Разработка была выполнена авторитетнейшим Институтом имени Хопкинса. В этой работе принимали участие практически все ведущие ученые и специалисты мира. К сожалению, из Украины и, к слову, из России не было никого.– Украина, в принципе, спокойная страна. Но все равно она не может отгородиться от мира, в котором бурлят конфликты. У нас есть какие-то организации, система биологической защиты?– Увы, специальных структур у нас пока нет. Есть МинЧС. Вместе с Минздравом оно могло бы привлечь к работе над программами защиты от биотерроризма ученых. Кадры у нас есть, но нужно поставить задачу и профинансировать работу. А повод, к сожалению, есть и у нас. Например, вспышки сибирской язвы среди животных в Украине не так уж редки. Правда, к счастью, это следствие не терроризма, а вымывания почвы старых скотомогильников, в которых эта опасная инфекция может сохраняться долгие годы.Но вы правильно заметили, Украина не отделена от внешнего мира каменной стеной. И нам нужно быть готовыми ко всяким непредвиденным ситуациям.– Можно только себе представить, что было бы, если бы, не дай Бог, в наше метро запустили какой-нибудь газ или инфекцию!– Не хотелось бы никого пугать. Будем надеяться, что такого не случится. Но готовыми нужно быть к любым неожиданностям. Россия уже это поняла. И россиян научила война в Чечне, чреватая многими бедами, – и биотерроризмом в том числе. Нельзя ведь исключить появления террористов-смертников, которых могут заразить страшной инфекцией и выпустить «погулять» на стадионах, в супермаркетах, концертных залах. Последствия таких биоатак даже предвидеть сложно...Впрочем, и панику сеять – не наша задача. А она в том, чтобы Украина была защищена от биотерроризма. Нужен особый закон о биобезопасности, нужна разработка конкретных программ, в том числе международных, участие в предотвращении случаев биотерроризма, обучение специалистов. Время для этого пока еще есть.

 

 
< Пред.   След. >
ВНИМАНИЮ ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ ПАРТНЕРОВ
TO POTENTIAL PARTNERS!
ВНИМАНИЮ ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ КЛИЕНТОВ !
МОДЕЛЬНЫЙ РЯД АППАРАТОВ «КСК-БАРС»
THE RANGE OF DEVICES «SCS-BARS
МОДЕЛЬНЫЙ РЯД ПО МОДУЛЯМ - RU+ENG